Дачники

Статьи о выращивании растений и уходе за животными

Курдюмов формировка вместо обрезки

Обрезка по Курдюмову — возможность управлять садом без особых усилий

В своей книге Николай Иванович Курдюмов подчеркнул, что цели дерева и садовода обычно расходятся. «Договориться» со своим садом о сотрудничестве поможет обрезка по Курдюмову, разработанная садоводом. В 80-х годах прошлого века он закончил Тимирязевскую академию и начал внедрять в жизнь собственную систему формировки кроны деревьев. Его уникальные приемы стабилизируют рост и плодоношение культур.

Основы философии обрезки

Целью деревьев никогда не было плодоношение. В молодом возрасте они «стремятся» семимильными шагами нарастить кубометры зелени и метры высоты. В зрелом возрасте их задача — оставить достойное потомство, то есть семена. Плоды для деревьев являются самым затратным вложением. Взамен они получают только истощение и бессилие. Все же деликатная обрезка по Курдюмову поможет получить высокую урожайность.

Академик Николай Иванович выделил 11 законов успешного управления плодовыми деревьями:

  1. Особая роль листьев. Через зелень поступают питательные вещества. Из листьев развиваются почки, побеги, а в итоге и плодушки.
  2. Лучший момент для пересадки — период вегетационного покоя.
  3. На лето концы ветвей должны отдохнуть от секатора.
  4. Суть обрезки плодовых деревьев по Курдюмову. Саженцы косточковых укорачивают сразу после посадки. Семечковые обрезают только после укоренения, то есть на следующий год.
  5. Форму кроны делают симметричной, чтобы ветви полноценно развивались.
  6. Для равномерного распределения питательных веществ быстро- и сильнорастущие побеги укорачивают.
  7. Почки, расположенные на верхушке, интенсивнее развиваются, чем их боковые аналоги, поэтому их убирают.
  8. Усилить развитие плодов можно ограничением роста побегов, а также замедлением сокообращения в плодовых ветках.
  9. Динамика роста побега зависит от его расположения. Активными считаются вертикальные экземпляры. Поэтому их обрезку по Курдюмову проводят максимально коротко.
  10. Ослабив питание и развитие плодоносных веток, садовод способствует образованию большего количества плодушек.
  11. Из короткообрезанных побегов развиваются более сильные и плодоносные ветки.

Проблемой многих садоводов России служит слишком густая посадка сильных деревьев. Очень часто к свободнорослым экземплярам аграрии применяют низкорослую обрезку, чего делать не следует. В итоге растения быстро вытягиваются, а сад превращается в беспросветные и бесплодные джунгли.

Чтобы понять, «чего хотят деревья», за ними нужно внимательно наблюдать. Очень часто побеги сами подсказывают, что с ними нужно делать.

Обрезка по Курдюмову яблонь и груш

Проводить обрезку плодовых деревьев и кустов Николай Иванович рекомендует осенью, когда прекращается рост растений. Вместо этой кардинальной операции ветви можно обламывать. Таким травмированием достигается максимальное ослабление побегов, ведь рванные раны заживают намного дольше. Надломку планируют на конец февраля, когда нет угрозы сильных морозов. Такая формировка яблони по Курдюмову нужна для угнетения роста плодовых побегов. Их сламывают у самого основания.

Процедуру проводят по схеме:

  • для начала делают надрез на 1/3 толщины в верхней части ветви;
  • плодовый побег нагибают в противоположную сторону надреза;
  • надлом осуществляют только на половину или на 2/3;
  • в таком положении ветку оставляют.

Стоит только однажды обрезать яблоню или грушу, как это придется делать постоянно. В таком случае без грамотного подхода к делу не обойтись.

Следующий прием г-на академика сводится к удалению ненужных почек. Семечковыми сортами занимаются осенью, а косточковыми — весной. Но можно вообще их не обрезать. Для этого необходимо садить яблони как можно дальше друг от друга. Больше свободы и умеренный рост служат гарантией минимального вмешательства. Все что требуется от садовода — убирать старые ветви, расположенные в нижней части ствола.

На практике обрезка груши по Курдюмову выглядит так:

  • участок для роста культуры должен составлять 4 на 4 м;
  • рост дерева ограничивают до 2,5-3 м, убирая верхушку;
  • оттяжками направляют неудобно растущие ветви в пустующие участки кроны.

Такая технология позволит вовсе забыть о секаторе. Плодовое дерево примет природную форму. Урожаи станут обильными и качественными, хотя не всегда регулярными.

Тем не менее существует еще один метод формировки кроны.

Пригибание веток — хитрый прием садовода

Изменить природу побега можно без малейших срезов или надрезов. Нужно учесть, что «мечта» каждой ветки стать лидером в гонке за выживание. Поэтому все они стремятся быстрее, выше и сильнее достичь неба, а не конкурентов. Что с этим делать? Сильный, процветающий побег аккуратно пригибают к земле на 90˚. В этот момент дерево начинает «паниковать», ведь мощный портал питания перекрыт. Решением проблемы становится замена «пропавшего спонсора». Как следствие, на сгибе появляется группа почек, которые все лето усиленно развиваются.

Сильнейшая плодушка выживает, а пригнутая ветка:

  • принимает удобную для садовода позицию;
  • останавливается в росте;
  • выбрасывает новые побеги;
  • ветвится по всей длине;
  • начинает активно плодоносить.

Спустя год молодая ветвь интенсивно обрастает вертикальными побегами, особенно у основания ствола.

В течение лета садовод несколько раз укорачивает новые побеги, за исключением концевых. К тому же он проводит оттяжку, чтобы получить нормальную плодовую ветку. Сгибать побеги начинают с самого раннего возраста дерева на высоте нижнего яруса. Николай Курдюмов предлагает делать это на расстоянии 0,5-0,8 м от земли. В области сгиба можно сделать надрез над почкой, своего рода калибровку. Через год выросшие побеги нагибают, формируя следующий ярус. Слабые ветви удаляют.

В книге Николая Курдюмова более подробно описаны эти приемы формировки и контроля за деревьями. Поэтому можно поставить себе за цель с ними ознакомиться ближе.

Формировка, обрезка, нагрузка…

Любительские виноградники – это цеха ручной
сборки, где изготавливают штучный продукт,
требующий индивидуального подхода.
Ю.А. Буйненко

Знаете, когда я смотрю, как Таня лихо вывязывает спицами всякие орнаменты, я поражаюсь не красоте и не сложности узора. Как можно в принципе что-то понять в этих петлях и завитушках — вот что уму не постижимо!!! А Таня смеётся: «Да тут всего-то и делов – лицевая да изнаночная». Ну да, если бы я хоть раз взял в руки спицы…

Это я к тому, что когда хорошо понимаешь виноград, там всё так же просто – лицевая да изнаночная. Мастер из Волгограда Галя Беликова так и называет почки, когда объясняет формировку женщинам. И они отлично её понимают! А вот книги по виноградарству понимания не дают…

Другими словами, чтобы читать описания формировок в садовой литературе, надо уже быть виноградарем. А новичок ни разу куста в руках не держал! Отсюда – типичный «синдром начитанного дачника»: на бумаге вроде всё понятно, а подойдёшь к кусту – Пномпень!

Как же описывать формировку для новичков, коллеги? Очень просто. Берём спицы, открываем журнал «Сандра» и пытаемся связать свитер по схеме. Так. И что получается?.. Если бы с самых азов, да каждое слово показывали – явно что-то бы понял!

Что ж, лучшего выхода не вижу. Посему глава будет очень объёмной и насыщенной. В ней выделились три предмета: формировка, нагрузка и обрезка. Путать их в кучу – явный перегруз. Для каждого – свой раздел. В начале раздела – теория. Потом – самое практичное для дачников. А подробности – в банке мастерства.

Рекомендую три правила изучения этой главы.
1. Не спешите! Важно понять каждый абзац.
2. Всё, что прочли и вроде бы поняли – рисуйте. И точно знайте: если не смогли нарисовать без подсказки – значит, не поняли!
3. Всё, что нарисовали, трогайте руками на кусте. Иначе будете бояться резать.

РАЗБЕРЁМСЯ, ЧТО К ЧЕМУ

Главное – всё чётко организовать. Так, поднимите руки –
кто будет коктейль, а кто мороженное?..

ФОРМИРОВКА — это то, что мы видим, обрезав куст осенью: форма куста, расположение его рукавов и стрелок на рукавах. Формировка так же – процесс создания, выведение формы куста. Для ясности форму куста так и будем называть – формой.

Формировкам несть числа, называются они по-разному; часто изобретаются какие-то новые, которые и назвать-то трудно. А дачники в основном творят с кустами такое, что легче обозвать, чем назвать. Посему – дело не в названиях. У любой формировки есть смысл.

Она отвечает за четыре главных пользы.

1. Оптимальная мощность (величина) куста. Считается, что есть формы для маленьких кустов – например, сердцевидная. Есть – для крупных: многорукавные, кордоны. На деле все формы могут нести больше или меньше рукавов и стрелок. Например, веер может быть четырёх- или восьмирукавным. Можно считать это разными формами, а можно – одной: веер и есть веер. Важно, чтобы нагрузка соответствовала реальной силе роста.

2. Равномерное расположение летнего прироста по всей площади шпалеры. В природе куст стремится занять больше пространства, чтобы побеги не мешали друг другу. Равномерное освещение всех листьев – большой плюс, а неравномерное – минус.

3. Максимальный запас многолетней древесины. Старая древесина – золотой фонд куста. Пока лист не набрал половину своего размера, он не производит для куста ничего – только ест. Весенние побеги — иждивенцы. Они берут в кредит питание, запасённое в толстом длинном штамбе и рукавах. Этот запас помогает также вытянуть большой урожай, пережить морозы и засуху, заложить в глазках соцветия будущего года. Можно сказать, что столовые сорта вообще не дают полновесных гроздей без запаса многолетней древесины.

4. Удобство укрытия кустов – если их надо укрывать.

Совсем хорошо, если за кустом к тому же удобно ухаживать.

Итак, можно попытаться представить идеальную форму. Куст оптимальной мощности с длинным толстым штамбом, прирост которого равномерно ловит солнце и требует минимум вмешательства, а после обрезки куст падает сам – остаётся только сверху что-то кинуть. И это – всё, что требуется от формировки. Остальные проблемы решает нагрузка.

НАГРУЗКА куста — это количество гроздей и побегов, оптимально соответствующее силе корней. От нагрузки зависят усилия, которые куст направляет к каждой грозди и каждому побегу. Любой конкретный куст, независимо от формы, имеет свою оптимальную нагрузку. Сначала она регулируется количеством и длиной оставленных стрелок, а после начала роста – числом оставленных побегов и гроздей.

Недогруженный куст имеет слишком мало побегов и гроздей, и направляет избыток силы на выращивание слишком мощных, жирующих побегов. Разумный недогруз даёт очень крупные грозди и много хорошо вызревшей лозы для черенкования. Излишнее обкорнание – кущу многометровых лопухов.

Перегруженный куст несёт слишком много гроздей и побегов, посему и те и другие недоразвитые, мелкие. Он тратит все свои силы – но их не хватает. Созревание и ягод, и лозы затягивается, накопление сахара снижается, зимостойкость уменьшается, соцветия в глазках закладываются слабые – куст ослабляется. Некоторые сорта, особенно технические, не ослабевают от небольшого перегруза, и вытягивают большие урожаи. Для сока или вина это неплохо. Но большинство столовых сортов весьма щепетильны и обидчивы, и после перегруза уходят в «отпуск с содержанием» — отдыхают на усиленной кормёжке. А отказали в отпуске – болеют и вымерзают, как наша беседочная Молдова.

Идеально нагруженный куст даёт максимум стандартных гроздей, и при этом не теряет сахаристость ягод, силу побегов, зимостойкость и будущий урожай. Общую нагрузку можно определить, глядя на число и силу побегов перед осенней обрезкой (стр. … ).

ОБРЕЗКА – это, как сказал великий скульптор, своевременное удаление всего лишнего, чтобы куст принял задуманную форму и был правильно нагружен. Механическое воплощение формировки и нагрузки. Осенью куст возвращают к весенней форме. В мае-июне выламывают и укорачивают всё лишнее. На вертикальных шпалерах зелёные операции делаются почти всё лето.

Главное требование к обрезке – не наносить вредных ран и не нарушать сокодвижение.

Выведение форм с нуля, переделка, исправление, омоложение кустов – всё делается обрезкой. На 90% обрезка состоит замещения старых стрелок, а иногда и рукавов — новыми. Во всех случаях главное в обрезке — просто знать, что вырастет потом. К счастью, виноградный куст может понять даже ребёнок.

ВИНОГРАДНЫЙ КУСТ – ЭТО ПРОСТО

Оно мне не надо, но вот ты мне скажи!..

Хотите — верьте, хотите – нет, но по сравнению с деревьями виноград прост до смешного. На каждом его побеге к осени вызревают совершенно одинаковые почки. Весной из этих почек появляются точно такие же побеги. На них к осени – снова почки. Из них – опять побеги. Всё одинаковое. Просто сказка, а не растение!

Однако разные части куста служат разным целям, и называют их по-разному. И часто из-за этих названий возникает путаница. Посему, давайте сразу договоримся, что чем будем называть. Если какое-то слово не совсем понятно, посмотрите его определение в этой главке.

ПОЧКИ – зачаточные точки роста, из которых могут появиться побеги. Самые плодоносные из них — в глазках лоз. Кроме этого, масса спящих почек спрятана под корой штамба и рукавов, особенно в основаниях побегов. Они пробуждаются, если над ними что-то отрезано или ослабло. Летом в пазухах листьев образуются и быстро пробуждаются боковые, ПАЗУШНЫЕ почки – из них растут пасынки.

ГЛАЗКИ — зимующие почки, а на самом деле — группы почек на узлах лоз. Под кроющими чешуйками глазка несколько почек: главная и 2-7 запасных. В главной почке с прошлого лета заложены зачатки соцветий. Нам важно, что соцветия в глазках закладываются тем лучше, чем оптимальнее условия развития побега. В лексиконе виноградарей глазки часто называютсяпочками, особенно в плане длины обрезки: «Режь на три почки. Получится сучок в три почки» и пр.

ПОБЕГИ – всё зелёное, что растёт летом и несёт на себе листья. Вся куча побегов – это ПРИРОСТ. Разные побеги имеют свои имена.

ПЛОДОВЫЕ, или плодоносные побеги растут, как правило, из прошлогодней лозы и несут на себе грозди. Несколько побегов той же лозы могут быть БЕСПЛОДНЫМИ. Они нужны для выкармливания особо крупных гроздей. Большинство остальных побегов в кусте – лишние, и выламываются в «ясельном возрасте». Это ПОРОСЛЬ в основании куста, ВОЛЧКИ на штамбе и рукавах, а так же ДВОЙНИКИ и ТРОЙНИКИ – побеги, вышедшие из запасных почек глазков помимо главного побега.

Прожив лето, дав грозди и вызрев – то есть одревеснев – побег становится ЛОЗОЙ.

О побегах и лозах важно знать ещё вот что: они имеют СПИНКУ и БРЮШКО. Во время интенсивного роста верхушка побега – КОРОНКА – загнута к брюшку. Спинка нарастает чуть быстрее, и побег растёт, «опустив голову». Обычно спинка – это верхняя сторона наклонённого побега, потом – лозы, и потом – рукава. Она развита немного сильнее брюшка, в ней больше проводящих тканей. Поэтому на горизонтальных формах и рукава, и стрелки выращиваются по возможности из верхних почек (стр. …).

*** 109. «Изучение куста»

ПАСЫНКИ – боковые ответвления побегов, растущие летом. По сути, точно такие же побеги, только слабее. Усекновение коронки стимулирует рост пасынков неимоверно. Прищипни побег в самом начале роста – получишь побеги такой же силы, только из пазушных почек. У большинства сортов ранние пасынки могут плодоносить более мелкими и поздними гроздями.

ЛОЗЫ – вызревшие осенью побеги. Следующим летом лоза обрастает побегами и таким образом плодоносит. Осенью, когда её побеги созрели, лоза становится РУКАВОМ или частью рукава.

После обрезки лозы обычно начинают звать по-разному – в зависимости от длины. ПЛЕТЬ – очень длинная лоза, оставленная на замену рукава или для его удлинения; обычно плодоносит. СТРЕЛКА – часть лозы в 4-10 глазков, оставленная специально для плодоношения. Длинные стрелки, загнутые вниз, часто называют дугами. СУЧОК – короткий отрезок лозы в 2-3 почки. Обычно служит для отращивания лоз-заменителей, но у к/у сортов может использоваться и для плодоношения.

На практике трудно отделить коротковатые стрелки от длинноватых сучков. Некоторые не усложняют: лоза – и всё. В три почки, в десять, или в три метра — лоза. Может, они правы. Но без конкретных терминов эту главу не понять. А самое главное – не написать!

КИСТЬ — соцветие винограда до момента роста ягод. Дальше это уже ГРОЗДЬ, по-кубански — гронь. Но когда уже созрело, какая разница — гроздь или кисть? Была бы побольше да повкуснее!

Для виноделов важны также ГРЕБНИ – «скелеты» гроздей. Они могут придавать вину необходимую насыщенность и терпкость. То же – семена. Любители свежих ягод, напротив, мечтают о полной и всеобщей бессемянности столового винограда.

РУКАВА – многолетние ветки винограда. На разных формах могут быть длинными или короткими, жить долго или меняться каждые 3-4 года. Если новые лозы выращиваются всегда на одних и тех же сучках, образуются коротенькие корявые «рукавчики» – РОЖКИ.

ШТАМБ – «ствол», основание куста до первого разветвления. Может быть вертикальным, наклонным или горизонтальным, и даже подземным. Обычно ветвится на рукава, но может и сам быть одним сильным рукавом — нести плодовые лозы на своей оси. Тогда его называют КОРДОНОМ (стр. …).

Анатомию и физиологию упомянутых частей рассматривать тут не будем – об этом написано достаточно книг.

ФОРМИРОВАНИЕ КРОНЫ

Здесь начинается самое интересное.

У Вас всегда есть выбор:

1. Классическая система формирования

2. «Формировка вместо обрезки» по Н.И. Курдюмову.

При любом варианте со 2-го года после посадки Вы должны получать сильные приросты (не менее 0,5 м). А это обеспечивается созданием оптимальных условий для роста — обильным питанием (подробно будет изложено в ЛЕТНИХ РАДОСТЯХ), своевременными поливами, мульчированием клумбы.

Обязательно соблюдайте указанные интервалы между посадками. Кажущиеся сегодня маленькими саженцы через несколько лет разрастутся и будут затенять друг друга.

Рассмотрим классическую систему:

В её основе лежит выполнение, минимум, двух правил:

1.1 Углы отхождения ветвей от ствола должны быть не менее 60 градусов (лучше 70…90 градусов). Этим обеспечивается надёжное срастание ветвей со стволом, исключается возможность разломов в кроне.

Нельзя допускать отставания в росте скелетных ветвей от лидера.

Сложности и недостатки этой системы:

Для появления обрастающих веток и плодовых образований необходимо укорачивать (обрезать) ветки и побеги.

Всегда нужно выполнять вышеуказанные правила 1.1 и 1.2.

В местах обрезки всегда появляются конкуренты (сильные побеги с острыми углами отхождения). Конкуренты нужно удалять или вовремя отклонять до приемлемых углов (а это весьма сложно).

Вступление в плодоношение наступает на 4…5-ый год после посадки (это про саженцы на сильнорослом подвое или на подвое 54-118).

Нельзя допускать появления 2-х и более стволов.

Нельзя допускать роста из одного места на стволе (называется, мутовка) более 3-х скелетных ветвей.

Неумение и несвоевременность формирования кроны приводят к появлению уродливых, малопродуктивных деревьев.

Несмотря на все сложности, всё же решаем формировать и вырастить дерево по классике. Для этого необходимо приобрести минимум знаний по строению дерева, по уходу за ним.

Из верхней почки пойдёт побег продолжения. А обрезка побудит появление побегов из нижерасположенных почек. В дальнейшем они станут скелетными ветвями. При этом углы отхождения будут острыми.

Для получения хороших углов поставьте над почками хорошие бельевые прищепки. Растущие побеги пойдут под ними, и мы получим отличные углы отхождения. (Это придумали поляки, скажите им спасибо за это).

Если саженец кронированный, т.е. уже имеет боковые ответвления, тут действия будут несколько иными.

Если корневая система мощная, достаточно выполнить требование п.1.2 — развести боковые ветки в стороны и обеспечить превышение лидера над концами скелетных (боковых) ветвей.

При слабой корневой системой придётся укорачивать лидер и концы скелетных ветвей.

Про дальнейшее формирование кроны есть очень много литературы. Мы выделяем: Б. Н. АНЗИН «Обрезка плодовых деревьев и ягодных кустарников» (1968 г.) и Р. П. КУДРЯВЕЦ

«Обрезка плодовых деревьев». У Романа Петровича есть ещё много разных книг. Читать их — одно удовольствие — поэзия!

А теперь «формировка без обрезки» по Н.И. Курдюмову.

Природой определено, что растущий вертикально или близко к вертикали побег только сильно растёт ( апиакальное доминирование).

Если побег наклонять к горизонту, рост его замедляется, и на нём закладываются плодовые почки.

Это использовал немецкий садовод — практик Николай Гоше (француз по рождению, 1846 — 1911).

Н.И. Курдюмов является популяризатором этих идей.

Предлагается использовать эти закономерности на практике и применять естественное для дерева (для саженца тоже) пригибание веток.

Пригнутая ветка:

— принимает удобное и нужное нам положение;

— перестаёт сильно расти и создавать новый скелет;

— начинает активно плодоносить;

— выбрасывает себе на замену побеги, которые можно использовать для дальнейшего формирования;

— ветвится по всей длине.

То-есть пригибание — действительно умный и незаменимый приём.

Текст книги «Обрезка без секатора и другие нетравмирующие приемы формировки кроны»

Как убить сибирское дерево? обрезать «по науке»!

Обрезка взрослого дерева – омолаживание, осветление, прореживание – обычное дело в теплой и умеренной зоне. На юге сильная обрезка вызывает только усиленный рост новых побегов и разгруженных веток. В Сибири это – серьезное испытание на выживание. Как минимум сокращается срок жизни дерева, а если зима суровая – верная смерть. Поверьте, за четверть века я нагляделся на искалеченные и погибшие деревья в чужих садах!

Почему обрезка у нас так губительна? Во-первых, любая сильная обрезка – шок для дерева. Она требует колоссальных затрат веществ и энергии на перестройку, восстановление изувеченного организма. Она сбивает естественную программу развития. Все это не дает подготовиться к зиме и снижает морозостойкость – так и хочется сказать, «в разы». Во-вторых, специфика климата: регулярные критические морозы не дают ранам затягиваться. ЛЮБАЯ рана на коре превращается в проблему, так или иначе ослабляющую дерево. Проникшая инфекция, трутовики, начавшаяся гниль коры вокруг ранки, «пробка» мертвой древесины внутри ствола – все ставит крест на высокой морозостойкости. На юге это незаметно. У нас – смертельно!

В Сибири очень просто погубить дерево, обрезав его «по-научному». Открываете любую книгу, где описываются способы обрезки взрослого дерева. И применяете главный принцип – не оставлять пней, а вырезать толстые ветки почти заподлицо со штамбом. Уверен, из-за такой по-южному грамотной обрезки в Сибири погибли миллионы деревьев. Только я один их видел сотни!

Долго мой соавтор не мог понять моей ненависти к открытым ранам на штамбе. Теоретически, а также из европейской практики, ровно ничего страшного в ране нет – если она замазана и обросла по окружности валиком коры. Мол, древесина и кора в мороз промерзают одинаково, и кора – не защитник от промерзания; «пробка» из мертвой древесины никак не мешает расти; главное – чтобы вокруг раны не начала разрушаться кора. Все так! Но у нас – иначе.

Довольно мягкие прошлые зимы уверили садоводов: ничего страшного в ранах нет. Деревья с «продырявленной» корой штамбов стояли чуть не в каждом саду. Но после прошедших критических зим их почти не осталось. Даже яблонь!

Рис. 102

В Красном Хуторе сады пострадали меньше – тут много деревьев из моих саженцев, и я умоляю всех не трогать их пилой. И вот картина – нагляднее некуда. Соседи, у которых давно растет прекрасный сад из моих клонов, вдруг приходят ко мне за саженцами. Удивился: зачем саженцы?.. – А сад почти погиб, – говорят. Беру фотоаппарат и иду. И вижу десятки огромных ран на гибнущих деревьях. Хозяйка – очень начитанная, читает все садовые издания!

Посещая гибнущие сады в качестве «патологоанатома», всегда беру с собой садовую пилу и фотоаппарат. Вот знаменитая суперморозостойкая яблоня «Папировка», ветеран сибирского садоводства. Обрезка – десяток «колец» на штамбе – сделана по-книжному правильно. Но за несколько лет кора вокруг ран почернела и погибла. На юге она, скорее всего, осталась бы живой. Но наши морозы и перепады температур не прощают малейшего ослабления тканей. А вокруг раны ткани всегда ослаблены. Типичная картина наших садов – пятна и трещины погибшей и больной коры. Ни разу не видел погибшее дерево с полностью здоровым штамбом! Мороз бьет везде, где внедрилась грибковая инфекция или образовалась трещинка. Дереву еще искусственных ран не хватает!

А теперь «пат-анатомия»: распиливаем штамб прямо поперек ран (рис. 102). Смотрите: именно от каждой раны внутрь – шлейф темной мертвой ткани. И пятна светлой гнили – очаги инфекции. Как видим, замазка не спасла. Оппоненты спорят: это не мороз, а трутовик через рану прорастает! А я говорю: хрен редьки не слаще. Трутовик и мороз у нас – коллеги и компаньоны! На практике почти любая рана – будущее дупло. Исключение – ранки не крупнее рубля на сильных деревьях, сделанные весной, заглаженные острым ножом и регулярно замазываемые новым варом. Но скажите честно: вы сами будете с ними возиться?..

Грешен, каюсь: однажды даже использовал обрезку… с целью избавиться от деревьев. Издержки селекции! Росли в саду два прекрасных, но лишних Пепина Шафранных. Мне место под новые сорта нужно до зарезу, а жена запрещает их рубить, прямо до истерики! Тогда я молча сделал десяток ран на кольцо. Через год получил с обеих обвальные урожаи. А весной, после мягкой зимы 2007-го, они не проснулись.

Пока не могу объяснить, а лишь констатирую: получив кольцевые раны, наши деревья гибнут не постепенно, как в европейской зоне, а внезапно. Видимо, поэтому никто и не связывает их гибель с «классической» обрезкой.

Исключения – пожалуй, только еще молодые, очень сильные деревья яблонь и груш, не достигшие полной нагрузки урожаем, с сильным приростом и еще крупными плодами. Небольшие ранки с рубль, хорошо замазанные, зарастают на них полностью. Но если дерево уже загрузилось, постарело и прирост сходит на нет – раны не зарастут, и мороз сделает свое дело.

Что же сибирякам делать?

ОТВЫКАТЬ ВЫРЕЗАТЬ ВЕТКИ ЦЕЛИКОМ.

Только полностью мертвые ветки приходится удалять «на кольцо» поневоле. Но даже подмерзшие и замерзшие с виду я всегда сначала укорачиваю «на вероятный рост», до боковой веточки: вдруг какие-то почки проснутся? А главное правило – начать и закончить обрезку в раннем детстве. Обо всем этом далее.

Скелетные ветки бывают «лишними»?

На большинстве деревьев рядом с вертикальным верхушечным лидером растет почти такая же вертикальная ветка – конкурент. У него очень острый угол крепления к стволу – большой риск. Под грузом урожая, снега, под давлением ветра такая ветка может отвалиться целиком, разламывая дерево чуть не пополам.

Многие книги учат отгибать такие ветки с помощью оттяжек. Тогда, мол, они будут «крепче держаться» за штамб. Люди начинают отгибать – и получают то, что вы видите на рис. 103. Внимательно разглядим разлом. Смотрите: половина площади кажущегося срастания – на самом деле просто прилегание коры! Ветки, растущие под острым углом, утолщались, плотно стискиваясь, но не срастаясь.

Отгибать такую ветку надо было в первый же год, в крайнем случае – во второй год ее жизни. А сейчас – мартышкин труд: только отломаете. Поэтому книги предписывают такие ветки удалять. Получается – ветка еще не сломалась, но ее надо срочно уничтожить! Да еще оставив на штамбе огромную рану. Странный совет, честное слово.

Что же делать? Резать – большая рана, отгибать – бесполезно. У меня, как уже упоминалось, есть способ лучше: я вовремя перепрививаю конкурента. Так он значительно отстает в росте и переходит в разряд более мелких, безопасных веток. Заодно испытаю лишний сорт, да еще увеличу общий урожай за счет перекрестного опыления.

Новичкам совет еще проще: просто укоротите ветку наполовину, а через год – еще раз. Она ослабнет и никогда не станет конкурентом. Опасности разломить дерево больше нет.

Рис. 103

Еще книги очень заботятся о том, чтобы каждая веточка и листик были освещены прямыми лучами солнца – как завещал великий Тимирязев. И для этого советуют «прореживать» – удалять чуть не половину веток кроны! Все ветки, кроме трех-четырех, предписанных для каждого яруса, оказываются «лишними». Оказывается, глупое дерево, пережив все земные катаклизмы, до сих пор не знает, как лучше использовать солнечный свет! А садоводы, нанося ему десятки ран, часто не совместимых с жизнью, ему в этом «помогают»!

Но представьте, что значит отпилить хотя бы четверть крупных веток. Крона уравновешена, вся подключена к соответствующим корням, и вдруг – «голова в тумбочке»! Это шок. Дерево в панике выбрасывает массу побегов-заместителей, перестраивает всю свою структуру, тратит массу сил на восстановление. Плюс сбитая программа развития и хаос тонких «искусственных» волчков. Плюс множество ран на штамбе, которые не зарастут много лет, а чаще всего вызовут гниль коры. Думаете, все это улучшит закалку и повысит морозостойкость?..

Я видел сотни деревьев, вымерзших после такого «книжного» осветления. Поэтому вообще не «осветляю» деревья старше трех лет. И вас прошу: не делайте этого! Солнца у нас больше, чем в Сочи – всем веткам хватает. Сверхкрупные плоды – развлечение не для морозных зон! Рост у деревьев не сильный. Нагрузившись первыми урожаями, деревья сами развалятся в стороны, раскроются свету. Наши морозы и так «прореживают» их больше, чем нужно! Ну, куда тут еще лезть с пилой!?

«Слишком длинные» ветки?

Обычно дачники хватают секатор, когда сильное деревце начинает слишком быстро тянуться вверх. Хватают – и просто укорачивают сильный вертикальный прирост «по колено», на две трети, а то и почти до основания. И на пол-лета забывают! А потом обнаруживают: вместо одной верхушки стало четыре, а вместо четырех – пятнадцать, причем таких же сильных! Дерево не стало ниже, зато стало похоже на банный веник. Потому что короткая обрезка сильных веток только усиливает рост и умножает эти ветки. Срежешь сильный прошлогодний побег – из обрезка вырастет три-четыре таких же побега. Срежешь толстую ветку – сильные побеги-заместители полезут из спящих почек под срезом.

Выход очень простой: с детства формируйте кустовые корни – не придется ничего укорачивать.

Если дерево растет в тени дома или более рослых собратьев, то оно стремится вырваться вверх, к солнцу, для чего удлиняет междоузлия и побеги. А незадачливый садовод, помня книжные наставления, укорачивает их, чем загоняет дерево снова в тень. А в тени не образуются плодовые почки. И дерево снова начинает гонку вверх – уже целым веником побегов. Вывод: никогда не сажай деревья в тени – не создавай эту проблему.

Рис. 104

Но мне приходится как раз сильно укорачивать ветки, обрезая некоторые деревья почти «под бокс». Каждый год в начале зимы срезаю несколько тысяч молодых побегов на черенки – для прививок и отправки почтой. Особенно много – слив и абрикосов. Такая обрезка не может не вредить, хотя крупных ран на штамбе нет. Такова судьба маточных деревьев. Все, что могу сделать для них – стараюсь замазывать срезы. И наблюдаю.

После обычных зим ничего не происходит, даже с незамазанными ветками. В суровую зиму, если торцы замазаны, отмерзает лишь верхняя пара почек. А у яблонь и груш даже самая верхняя почка остается живой. Но вот абрикосы укорачивания веток не любят. Они рекордно чувствительны к любой обрезке, даже к укорачивающей. В некоторых случаях ветки отсыхают целиком, даже если торец был замазан.

Тут любая рана, пусть шажками, но приближает конец деревьев. Спасает их грамотная обрезка «на вероятный рост». Вначале отрезаю 4/5, казалось бы, мертвой ветки – в надежде, что проснутся спящие почки. Проснулись – ветка быстро восстанавливается. А если нет – делать нечего, режу «на кольцо» с минимальной раной (рис. 104), и тщательно закрашиваю срез масляной краской, чтобы не было гнили и дупел.

А вот высокий штамб – это лишнее!

«Здравствуйте, уважаемый Валерий Константинович!

Помогите пожалуйста нам с саженцами. Нашему саду уже за тридцать. У нас было много яблок и ягод. Со временем деревья состарились. Посадили новые саженцы. Яблони начали плодоносить на 4–5-й год. А вот сливы и груши через два-три года погибали, хотя все саженцы приобрели в нашем институте Лисавенко. Посадки делали, как и раньше – по-книжному. Прошедшие зимы погубили все оставшиеся яблони. На яблонях отмерзло все, что выше метра от земли. Живыми остались только по три-четыре нижних боковых ветки у земли. И это – у яблонь местных сортов: Подарок Садовода, Сувенир Алтая, Уральское Наливное, Заветное…»

Друзья! Предлагаю раз и навсегда договориться: обрезка – вынужденный прием, по сути – варварский по отношению к друзьям-деревьям, которые страдают, как и мы. И если мы делаем ее, то только затем, чтобы спасти дерево от гибели. Раз уж мы привезли «эмигранта» в суровый край, его естественная программа требует уточнения. Приходится помогать ему строго определенным образом. Делаю это в первые два года – чтобы потом не вмешиваться в его жизнь.

Главная помощь в морозно-ветреном климате – заставить дерево расти «кустом».

Все классические книги учат формировать высокие штамбы. Для этого нижние ветки на штамбе отрезаются. На юге со слабыми ветрами – ладно, пусть. В Сибири и на Севере все наоборот. На высоком штамбе тут могут уверенно расти только сеянцевые деревья местных морозостойких сортов и видов. Остальные сильно рискуют! Если бы мы имели волшебную возможность видеть все, мы увидели бы изувеченные деревья в миллионах садов. Поверьте человеку, видевшему их сотни и в Саяногорске, и в Москве, хотя специально не искал.

Приглядитесь к рис. 105. Здесь два сорта привиты на общий подвой. В ураганный ветер сформированное секатором высокоштамбовое дерево рухнуло, а низкоштамбовое выдержало нагрузку. А ветреных дней у нас – чуть не половина. Прибавьте сюда хрупкость штамбов из-за неизбежных внутренних подмерзаний. И не достаточно прочное сращение с подвоем, что тоже не редкость. За все годы получил сотни горестных сообщений о сломанных ветром высокоштамбовых деревьях, выращенных по невежеству в ветреных местах. Хрупкая, подмерзшая древесина скелетных веток – также явление обычное. Вот и не выдерживают деревья раннего снега, больших урожаев, ветровой нагрузки.

Рис. 105

Выход – формировать кустовую, низкую крону. Кроме ветроустойчивости, у нее есть еще одно важное достоинство: основания нижних веток зимуют под снегом. В любой критический мороз тут остаются живые ростовые и спящие почки – сортовая часть дерева быстро восстанавливается. Такие «кусты» никогда не погибнут полностью. Поверьте, если прививать строго по нашей книге, косточковые сами превращаются в «кусты» за первое же лето (рис. 106). Лезть с секатором к такому деревцу практически не нужно – разве что центральный лидер укоротить.

Есть еще один книжный аргумент: мол, там, на высоте двух метров, чуть не на 10 °C теплее, чем над снегом. Не спорю, где-то и впрямь так. Но вы все же не верьте, а вначале проверьте. У меня, как вы уже знаете, разницы нет. Но если даже внизу холоднее, и тут годятся «кустовые» деревья: на подвое-сеянце они могут быть достаточно высокими.

Рис. 106

А в самых морозных зонах с глубоким снеговым покровом – в Новосибирске, Томске – никакой высокий штамб от мороза не спасет. Здесь нужно формировать распластанные кроны – прятать под снег хотя бы нижнюю половину веток (рис. 107). Оптимальный вариант – вполне доступный даже для новичков. Намного сложнее, хотя и надежнее формировать классические стланцы – они прячутся под снег целиком (рис. 108). Но я этим никогда не занимался, и фотография – из сада Е. Пантелеева (Кемеровская область).

Рис. 107

Рис. 108

Нужна ли нам прищипка верхушек

Прищипывание верхушек летних побегов – один из известных и авторитетных агроприемов для деревьев-эмигрантов, не вмещающихся в короткое лето Севера или Сибири. Подразумевается: отщипнул – прекратил рост – побеги скорее вызревают. Мое мнение: палка о двух концах. Сам не делаю и другим не советую.

Уже второй раз за десять лет октябрь у нас аномально теплый – до +26 °C! И ведь так почти по всей Сибири. А прищипка – та же осенняя обрезка. У тех, кто сделал прищипку в сентябре, почки сейчас набухают, теряя зимостойкость. Думаю, и в обычную осень деревья лучше нас знают, как готовиться к зиме – только не мешай. И если они продолжают расти, это для чего-то нужно. А вот вмешательство в природный процесс – всегда риск.

Я компенсирую короткое лето уже описанным способом: первый месяц жизни прививки проводят под полиэтиленовыми бутылками, где день идет за два. Эти деревца в опасных агроприемах не нуждаются.

Воспитывай дитя с рождения!

Самый умный принцип в работе с деревьями – «чем раньше, тем лучше». Чем раньше обратишься к дантисту, тем меньше зубной боли. Иначе: воспитывай дитя, пока поперек лавки помещается.

Дано: однолетний саженец груши, обрезанный почти наполовину. Обрезка вынужденная: деревце пересажено на новое место. В результате проснулись все два десятка почек, включая самые нижние. Передо мной выбор: могу сформировать дерево штамбовым, как принято на юге, а могу кустовым. На этом участке нет сильных ветров, город смягчает зимы, к тому же маловато места. Выбираю штамбовый вариант. Аккуратно обламываю руками новорожденные «лишние» побеги, оставляю четыре верхних, хорошо развитых и глядящих в разные стороны.

Прошло три года – и перед нами плодоносящая грушка. Все малюсенькие ранки полностью зажили.

Представим, что та же грушка сажается на ветреном, морозном участке. Тут подход другой: хорошо укоротить саженец, а летом не вмешиваться и не трогать ничего. Деревце должно иметь возможность спрятать низкий штамб и нижние ветки под снег. Следующей весной нужно снова ополовинить сильный вертикальный лидер. Может быть, через год – в третий раз. Все! На этом обрезка и формировка дерева закончена. Крона получилась кустовой – низкой и устойчивой. Основания веток могут пережить критическую зиму под снегом (рис. 106).

Первая, а через год вторая обрезка саженца – главные в жизни дерева, и в идеале они вообще единственные. В них совмещается необходимое укорачивание саженца и формировка будущей кроны. И самое главное – первые торцевые ранки быстро затянутся без следа.

Чем меньше и суше корни, и чем длиннее саженец, тем бо́льшую часть кроны, соответственно, нужно убирать. Весной, как правило, 30–50 % длины всех веток, включая центральную. Осенью – не меньше, а часто больше половины длины: позднеосенние саженцы приживаются еще труднее. Если у саженца есть развитые боковые веточки, центральный лидер тоже укоротите минимум наполовину: сразу заложите кустовую крону.

В многоснежных зонах не обрезанный саженец ждет еще одна беда: весной длинный тонкий хлыст, целиком попавший под снег, может быть изломан. Это бывает с подветренных сторон заборов и домов, где наметаются сугробы. Дневной мокрый снег ночью примерзает к саженцу, а с утра вся эта масса продолжает осаживаться. Единственная наша снежная зима показала: это не шутки. Из сотни моих саженцев, привитых и выросших под забором, снег изломал и свалил восемьдесят! Больше под заборами школки не делаю. Все саженцы для пересадки обрезаю. Если вы выращиваете деревца на месте, то в первый год-два обязательно привязывайте их к прочно вбитым колам. А если у вас школка – перед весной убирайте отсюда лишний снег.

Многие авторы пишут: короткая обрезка саженцев при посадке и в первые годы приводит, мол, только к тому, что начало их цветения отодвигается на два-три года. На самом деле – смотря какие саженцы, в каком климате и какая обрезка.

Берем ситуацию авторов совета: юг, черноземы и качественные саженцы – не карлики, выращенные в контейнерах. Посадил, полил – в первый же год приросты по полтора метра, во второй – еще столько же. Подошел безграмотный хозяин, со злости укоротил все хлысты почти до пеньков. А из каждого пенька – по три таких же хлыста! Хозяин снова – до пеньков. Хлыстов еще больше – уже целый «веник». А он – снова… Так и срезает всю древесину, которая через год-два могла бы зацвести. Тут однозначно: «обрезка в первые годы отодвигает цветение»!

Поэтому садоводы Европы давно перешли на карликовые подвои и сверхскороплодные сорта. А юные деревья не режут – пригибают ветки. И уже на второй год собирают первые плоды, а на третий – окупают посадку сада.

А вот обратный вариант – наш. Саженец сильный, но с обрубленными корнями. Перед посадкой он укорачивается минимум наполовину: иначе просто может не прижиться. Во вторую весну урезается только центральный побег-лидер, в третью – тоже. Боковые ветки вообще не трогаются! Спокойно зреют, взрослеют и быстро зацветают.

Необрезанный саженец, может, и зацвел бы на год раньше – если бы дожил до цветения. Но это очень вряд ли. На месте продавцов, советующих не обрезать, я бы так и говорил: «Не обрезайте! Если вдруг, случайно, все же выживет – на целый год раньше зацветет!»

Перегруз – потеря морозостойкости

Перегруз ваших деревьев – это ваша жадность, помноженная на лень.

Н. Курдюмов

Посмотрите на рис. 109. Для старого дачного сада – обычное дело. А мой соавтор уверяет, что это – дикий, немыслимый и опасный перегруз. Даже на Кубани после таких перегрузов деревья страшно ослабевают, и спасти их можно только кардинальной разгрузкой. Осмотрев наши сады, Николай Иванович настаивает, что этот прием нужно пробовать и сибирякам.

Рис. 109

Вот тут наши мнения расходятся. Я против любого вмешательства в природу дерева. Насмотрелся на результаты глупых обрезок, особенно в последние годы! Несмотря на убедительность аргументов, по-прежнему убежден: полезной обрезки в Сибири не бывает – только вынужденная. Во всяком случае, для взрослых деревьев. Хорошо знаю дачников и очень боюсь: в неумелых руках вреда будет больше, чем пользы.

Но Николай Иванович – опытный садовник-практик. С его слов, он многократно спасал старые и гибнущие деревья именно с помощью сильной разгрузки. Я никогда этого не делал, поэтому спорить не берусь. По поводу укорачивания веток уже все сказал: сам регулярно срезаю прирост на черенки и особого вреда дереву не вижу. Исключение – абрикосы: даже укорачивание иногда вызывает гибель почти всей ветки. Если бы не нужда в черенках, я бы их вообще не трогал.

В общем, сколько за – столько против. В итоге мы решили оставить этот способ на ваше усмотрение. Уверены в своих знаниях и умениях – пробуйте, начав с самого малоценного дерева. Через пару лет увидите результат – звоните, буду благодарен за рассказ. А не умеете – лучше не беритесь. Пусть уж ваше дерево растет само, как хочет. Поверьте, так оно дольше проживет!

А теперь передаю слово Курдюмову.

К моему огромному сожалению, я в Сибири не жил. Но мой немалый опыт садовника говорит: у дерева есть оптимальное состояние. И пока оно оптимально, дерево совмещает хороший урожай и предельную устойчивость к любым стрессам. Интересно, что В. С. Бородич озвучил это почти теми же словами.

Я вижу один прямой показатель состояния дерева – ПРИРОСТ. Иначе – листовая поверхность фотосинтеза. Пока ее достаточно, дерево производит для выживания все, что может.

Сибирские деревья стареют быстро. Особенно быстро стареют нижние и средние ветки, гнущиеся от плодов. И чем ниже они гнутся, тем сильнее перегружаются. Перегруженное дерево перестает давать нормальный прирост, и от этого перегружается еще больше. Но ведь именно листья прироста – производители продуктов фотосинтеза. Плодушки – наоборот, потребители. Без прироста постаревшей кроне не хватает питания для закалки и влаги – для сопротивления морозу. Морозостойкость падает. Появляются новые морозобоины, и прироста еще меньше… Замкнутый круг.

Грубо: нормальный прирост – максимально возможная морозостойкость. Это относится и ко всему дереву, и к отдельным веткам. А что значит – нормальный? Ну, такой, какой был во время оптимального состояния дерева: нормальная целая кора и нормальные, увесистые плоды.

Есть и другая причина плохого прироста: повреждения коры и внешнего слоя древесины. А в Сибири она – первая. Здесь дачникам с пилой и грибковым гнилям вроде рака коры активно помогают критические морозы. И единственное средство нарастить и восстановить кору – тот же молодой прирост. И опять: чем меньше здоровой коры, тем больше плодушек – дерево отдает все ресурсы семенам. А чем больше плодушек, тем меньше прироста. А чем меньше прироста, тем хуже восстанавливается кора, тем слабее морозостойкость и тем больше плодушек… Тот же замкнутый круг, ведущий к смерти. И дерево, нацеленное на продолжение рода любой ценой, не может его разорвать, чтобы продлить свой век.

Но это может сделать садовод. Логика простая: меньше плодовых веточек – крупнее плоды и больше прироста. А молодые побеги-заместители, растущие из разгруженной или укороченной ветки, естественно продлевают ее жизнь. С другой стороны, укорачивание веток не производит криминальных ран. Беру на себя смелость и советую: испытайте этот способ. Во всяком случае, попробуйте это для яблонь и морозостойких груш, склонных перегружаться. Выберите самую обреченную или малоценную яблоньку. Весной разгрузите постаревшие нижние и средние ветки, чтобы одновременно нормировать урожай – уменьшить количество завязей.

Разгрузить ветку просто. Сначала укоротите опущенные книзу концы до первых приподнятых веточек. Затем сильно, на две трети, укоротите мелкие ответвления, уже свисающие вниз и переставшие прирастать, в пользу более молодых веточек, растущих кверху и дающих прирост. То есть сделайте ветку реже и более приподнятой. Результат – на концах ветки появились приросты, а плоды стали вкуснее и крупнее. Примерно такой ветка была в возрасте 4–5 лет.

Прекрасно понимаю: никто не будет заниматься этим во взрослом саду. И не надо – тем более, если рука с секатором объединились против головы! Но если вы ищете способ откачать любимое старое дерево, гибнущее без прироста – это как раз то, что надо. Единственное, что его может спасти – новый прирост. Я откачал десятки таких деревьев. Вдруг и у вас получится?

Николай Курдюмов. Формировка вместо обрезки

8 метров в длину. Для лучшей оценки деревьев мы оставили их без решеток,
довольствовались привязкою ветвей к проволоке, протянутой на высоте 2 метра.
Плодовых веток мы не обрезали нарочно, для указания, что при надлежащей
летней резке к зиме остается мало дела. Всякий садовод поймет, как тяжело
было мне расстаться с такими прекрасными питомцами, решиться пожертвовать
ими, чтобы доказать публике неверность мнений, преподаваемых в Германии с
садовых кафедр. (Поразительно: за сто тридцать лет ничего не изменилось!
Правда, исчезли кафедры для публики.) Деревья были выкопаны в начале мая
(уже после присуждения наград), и хотя их пришлось перевезти в полном цвету
на большое расстояние, — они все-таки дали на выставке обильную завязь, так
что публика могла воочию убедиться в возможности выведения ив нашем климате
косточковых пород в правильной формы. Положим, наши противники решались
намекать, будто выставленные деревья не выведены в моем саду, а привезены из
Франции, но эта хула лучше всякой похвалы, потому что противники мои прямо
признают невыполнимым и недостижимым то, что мною в действительности
выполнено и достигнуто.
Ну, каково? Остались впечатления?..
Я тоже больше люблю работать с деревьями летом. Формируя сад во время
древесного покоя, я всегда предупреждаю: это — только начало работы, и летом
нужно её доделывать — регулировать прирост зелёной обрезкой и прищипкой.
* * *
Столько приёмов — ужас! А что на деле? А на деле, во-первых, нам ни к
чему выводить такие безупречные формовые деревья, какие делал Гоше. Наши
деревья очень просты. А во-вторых, совсем не обязательно запоминать эти
приёмы. Ведь это не из них рождается понимание дерева, а наоборот — из
понимания возникают приёмы! Когда видишь состояние дерева и знаешь, что ему
нужно — глаза смотрят, а руки сами делают то, что надо. При этом ты делаешь
самые разные операции. Ты режешь где-то и гнёшь как-то, поскольку считаешь,
что только так можешь получить нужный эффект. Потом проходит время.
Смотришь: что-то получилось, а что-то выросло не так, как ожидал. Вносишь
поправки и снова работаешь. В конце концов твой результат становится
довольно-таки предсказуемым. Это значит, ты наконец освоил приём. Он
работает. И какая разница, как назовут учёные то, что ты делаешь? К тому же,
они рассматривают формировку с разных точек зрения и называют всё
по-разному.
Вот отличный пример: труды нашего Кубанского НИИ садоводства и
виноградарства доперестроечной эпохи. Учёные, изучавшие продуктивность
свободнорослых* деревьев в промышленных садах, где применялась только
обрезка, и никакой формировки, различали ДВА основных приёма, радикально
отличающихся по целям и результатам: ПРОРЕЖИВАНИЕ (то есть удаление ветки
целиком, «на кольцо») и УКОРАЧИВАНИЕ (то есть отрезание частей разной
величины). В зависимости от поведения и состояния дерева применяли в большей
степени то или это, и степень прореживания или укорачивания тоже
варьировала. Такое рассмотрение обрезки кажется мне очень разумным и
удобным: нетрудно выяснить, как деревья реагируют на укорачивание разной
степени или полное удаление веток, и понять, как применять то или это. Мы
этим воспользуемся, рассматривая наши реальные деревья в последних главах.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх