Дачники

Статьи о выращивании растений и уходе за животными

Какое растение самое умное

Самые умные растения

Вам больно?

2 февраля 1966 года, американский криминалист Клив Бакстер впервые обнаружил у обыкновенного комнатного цветка реакцию на присутствие человека.

Дело в том, что Бастер был не только сыщиком, его интересовали многие другие дела. В частности, он как-то решил узнать, насколько быстро вода достигает листьев растения при его поливке. И для начала подключил к домашнему цветку простой самописец.

Насколько быстро растение реагирует на воду, криминалист так и не узнал. Но зато наблюдал гораздо более интересный эффект: во время очередного полива он нечаянно порезал руку, и вот тут-то самописец отреагировал плавной кривой. Дальнейшие опыты показали, что это была не случайность. Растение действительно реагирует на изменение эмоций человека. Бакстер смог подтвердить это, подключив к драцене, мирно растущей в его кабинете, детектор лжи – свое собственное изобретение.

Для начала криминалист решил выяснить, как драцена среагирует на огонь. И заметил, что растение уже среагировало. Стоило человеку только подумать о возможности поджечь бедную драцену, как стрелка детектора лжи, до того момента стоявшая неподвижно, тут же судорожно задергалась! Бакстер неоднократно повторял этот опят и понял, что растение действительно реагирует даже на мысли человека, а не только на его действия. Более того, на мыслительный процесс «откликается» даже оторванный от растения листок!

Они читают наши мысли

Последующие опыты показали еще более интересные результаты. Например, исследователь устанавливал чашу с живыми креветками так, чтобы в определенный момент чаша опрокидывалась и отправляла креветок в кипяток. По соседству стоял горшок с филодендроном с приклеенными к листьям датчиками детектора.

Как только креветки оказывались в кипятке, стрелка детектора начинала тревожно метаться – филодендрон «сочувствовал» несчастным ракообразным. Что интересно, при многократном повторении опыта с креветками растение успокаивалось и реагировало уже не так бурно. А после сто первой «казни» креветок через кипяток стрелка детектора уже оставалась неподвижной – очевидно филодендрон «понимал», что исправить ничего нельзя, а ему самому ничего, по сути, не угрожает.

Помимо креветок подобные эксперименты проводились с насекомыми и с другими растениями, и реакция филодендрона всегда была одинакова.

Опять этот «злыдень»

Еще один достаточно жестокий по отношению к растениям опыт был проведен Бакстером с помощью лаборанта. Специально нанятый человек регулярно появлялся в лаборатории, отламывал ветки подопытных цветов, обрывал листья и вообще всячески глумился над драценами и геранями. После подключенные к датчику растения всегда бурно реагировали на появление в помещении «злодея», но спокойно относились к другим людям, никогда не причинявшим им вреда.

Вскоре Бакстер обнаружил еще одно удивительное свойство цветов. Жившие в его лаборатории растения реагировали на поведение своего хозяина даже в том случае, когда он находился достаточно далеко. Например, Бакстер уезжал в другой город, а когда возвращался, то обнаруживал на графиках, сделанных самописцем, реакцию на свое возвращение. Причем графики четко указывали именно тот момент времени, кода он принимал решение ехать домой.

Через какое-то время исследованиями Бакстера всерьез заинтересовался его знакомый Марсель Фогель. Фогель стал проводить свои эксперименты, которые даже без использования детектора лжи, производили сногсшибательное впечатление.

К примеру, Фогель срывал с одного дерева два абсолютно одинаковых листка и клал оба на тумбочку возле своей кровати. Каждое утро, просыпаясь, исследователь от всей души желал счастья и долгой жизни одному листку, полностью игнорируя второй. И что же? Через неделю второй – забытый листок – полностью завял. А первый оставался таким же свежим и зеленым, как будто его только что сорвали.

Оно обиделось

Так же Фогелю удалось доказать, что растениям свойственно обижаться. Получилось это следующим образом: Марсель попросил своего друга психолога эмоционально воздействовать на одно из подопытных растений. Тот некоторое время молча смотрел на цветок, а когда отвернулся, цветок в буквальном смысле зачах – листья его помертвели и несколько съежились.

На вопрос Фогеля, как ему это удалось, психолог сказал, что, глядя на цветок, думал о том, что у него дома стоит точно такой же, но гораздо крупнее и красивее. В результате растение Фогеля «обиделось», «надулось» и пребывало в таком состоянии почти две недели.

Впоследствии исследователи обнаружили, что растения могут уставать, страдать от скуки и плохого пищеварения, а так же имеют мускулы и самую настоящую нервную систему – движение электрических импульсов от клетки к клетке. В 1970-е годы в СССР в институте общей педагогической психологии были проведены опыты, доказавшие, что обычная бегония, реагируя на эмоциональное состояние человека, выдает электрические сигналы величиной около 50 микровольт.

Более того, растения способны «читать мысли» не только человека, но и других растений и животных, обмениваться друг с другом сигналами, предупреждать о нападении, «нанимать» целые войска для защиты, разрабатывать и применять уникальную оборонительную стратегию.

Под постоянной охраной

К примеру, некоторые виды акаций держат при себе постоянную охрану. Делают они это самым простым способом: отращивают рядом с цветами дополнительные пустоцветы, которые, не предназначены для опыления и вообще никак не влияют на дальнейшую жизнь растения.

Эти пустоцветы содержат очень малое количество нектара, не привлекающее пчел, но зато крайне интересующее муравьев. Муравьи с удовольствием поселяются прямо в пустоцветах, где для них готов и стол и дом, отпугивая, таким образом, вредных насекомых. Самой же акации муравьи никакого вреда не причиняют.

Интересно, что при этом количество нектара, выделяемого акацией, варьируется в зависимости от времени года, и, соответственно, потенциальной угрозы. Чем агрессивней ведут себя зловредные насекомые, тем больше выделяется пищи на долю защитников, и тем больше привлекается муравьев. А как только атаки стихают, сокращается и паек.

Любовь — это когда ты помираешь с голодухи, но сидишь и слушаешь, как у нее прошел день.

* * *

Все пчелы прилетали с медом, а одна — такая маленькая и вредная — с дегтем.

* * *

Идеальная семья.

— Любимый, иди водку пить!

— Любимая, я еще полы не домыл!

* * *

Деревенского парня перед свадьбой наставляет батюшка:

— В семейной жизни у вас должны быть всегда любовь и согласие. И в постели между вами должна быть гармония!

После первой брачной ночи батюшка интересуется:

— Ну как, все было нормально?

— Да! Все было зашибись, только к утру гармонь я все-таки выбросил!

* * *

Издан новый учебник по анатомии. Там все, что нужно, уже подрисовано.

* * *

— Я беременна.

— С чего ты взяла?

— Меня тошнит от работы и тянет к соленому морю.

* * *

— Доктор, какой в вашей поликлинике сторож! Ужасно привлекательный мужчина!

— Так денег нет… Зарплату выплачиваем натурой — пластическими операциями.

* * *

На Ухрюпинском заводе энергетических напитков с трудом отправили на пенсию 95-летнего юношу.

* * *

Останавливает гаишник машину, а за рулем — собака. На заднем сиденье сидит мужик.

Гаишник:

— Мужик, ты что, вообще с ума сошел, собаку за руль посадил?!

— А я здесь при чем?! Я проголосовал, она остановилась…

* * *

Жизнь прекрасна, хоть и начинается на букву «ж»…

* * *

Проект нового безоткатного орудия был отклонен чиновниками Министерства обороны — само название не понравилось.

* * *

Когда академик Павлов включал свет — у собаки текла слюна, а если выключал — у жены начинала болеть голова.

* * *

Если муж смотрит прямо в глаза, значит, пора позаботиться о фигуре.

* * *

Как хорошо в деревне летом! Картошку можно бесплатно окучивать. Пропалывать разрешено все, чего душа пожелает. В конце концов дров всегда можно всласть порубить. Просто целая куча реальных удовольствий. А в городе летом скучно совсем. Только мерзкое пиво и неудобный диван.

Каждое утро на радио «Комсомольская правда» — «Анекдоты от Андрея Дятлова». Можно слушать через интернет!

Смотрите смешные видеоролики на нашем сайте!

Kакое растение считается самым умным?

САМЫМ УМНЫМ РАСТЕНИЕМ СЧИТАЕТСЯ ХРЕН.
Хрен — многолетнее растение с толстым мясистым корнем. Стебель прямостоячий, голый, ветвистый, высотой 50-150 см. Прикорневые листья очень крупные, продолговато-овальные; стеблевые — перистораздельные. Цветки белые, собраны в кистевидное соцветие. Плод — продолговато-яйцевидный стручок. Цветет в мае — июне. Плоды созревают в августе.
Хрен был известен египтянам и древним грекам, называвшим его аrтоrасеа. Слово вошло в латинский язык и стало родовым ботаническим названием растения. В Средние века растение в диком виде встречалось и на Севере Европы, и на Британских островах. Уже в начале XVI века хрен хорошо знали в Скандинавии, где его название традиционно связывали с перечно-жгу-чим вкусом, на что указывает финское piparjuuri, шведское pepparrot и норвежское pepperrot — все это означает «перечный корень».
Хрен издавна был знаком всем славянским народам, о чем говорит общий корень слова практически во всех славянских языках: болгарском — хрян, словенском — hren, чешском — kren, польском — chrzan и украинском — хрiн. Славянское хрен позже вошло и в некоторые западноевропейские языки, например, в ав-. стрийское Кrеп (позже ставшее и одним из немецких названий) и даже в одно из региональных итальянских названий — сrеn
В России хрен в качестве лекарственного растения выращивают примерно с IX века, а как приправу стали использовать чуть позже. В словаре Даля приводится старое слово «хреновник» — так на Руси когда-то называли лепешку из тертого хрена с уксусом, прикладываемую к телу вместо горчичника. В более современном словаре Ушакова слово «хреновник» определяется как место, где растет хрен; там же приводятся еще два забавных термина: «хренина» — корень хрена, и «хреновина» — большой корень хрена (вспомним Хвостенко: «…за ними подполковники идут, хреновину несут»)… Короче говоря, «хреновина» у нас хорошо прижилась, и уже Вильям Похлебкин пишет в одном из своих трудов:
«Главной русской холодной приправой следует считать хрен, употребляемый ко всем холодным и отварным видам рыбных блюд (заливное, тельное, отварная целиковая рыба, красная рыба горячего копчения (севрюга), отварная осетрина, а также к рыбным пирогам и кулебякам, которые принято также заедать хреном — в случае, когда они употреблялись холодными, па другой день, а не с пылу с жару… По-русски хрен всегда готовили без уксуса, который «убивает силу хрена» и сообщает ему свой привкус и остроту, не свойственную национальным русским блюдам…
Хрен на уксусной основе, или так называемый хрен по-польски, готовили в Белоруссии, на Волыни и, главным образом, в Литве Этот вид приправы из хрена не даст блюдам специфического «русского вкуса», но с исчезновением домашнего приготовления он стал все более заменять собой традиционную русскую приправу, характерной чертой которой был чрезвычайно мягкий, нежный вкус, наряду с чрезвычайно сильным и неожиданным, доводящим до слез, едким «шибанием», составляющим самую большую прелесть этой русской приправы, поскольку только такой хрен играл в национальном застолье свою традиционную роль, с одной стороны, чисто кулинарную, делал блюда особо пикантными, а с другой стороны, и специфически застольную, развлекательную, так как всегда давал повод к шуткам и веселью за столом, к ироническим замечаниям по поводу новичков или неуклюжих, не тонких, неумелых людей, которые не знали или не понимали, не усваивали все искусство пользования хреном как приправой, не схватывали, в чем состоял секрет этого пользования.
Между тем, секрет этот был чрезвычайно прост: надо было употреблять хрен только после того, как откусывался и лишь слегка прожевывался (но не проглатывался!) очередной кусок рыбы или мяса. В таких случаях некоторые «ловкачи» при известной сноровке могли употреблять сравнительно большие порции хрена вполне безопасно, в то время как их менее опытные сотрапезники порой подскакивали на своих местах и заливались слезами (под оглушительный хохот всех присутствующих) от самых незначительных, даже малюсеньких доз, употребленных без знания специфики и традиций Такие люди всегда распознавались как не имеющие домашнего очага или крепких семейных корней. Отсюда и один из старых русских обычаев — испытание жениха и невесты — состоящий в угощении их такими блюдами, где употребление хрена было обязательным. При этом неумеха часто полу чал полный отказ, даже если он имел иные положительные качества.

ЭТО МНОГОЛЕТНЕЕ ТРАВЯНИСТОЕ РАСТЕНИЕ ВЫСОТОЙ ОТ 30 ДО 150 СМ происходит из тропических районов Южной Америки, где считается сорняком. При этом по всему свету его культивируют как декоративное. Отличительной чертой мимозы стыдливой является ее реакция на потенциальную угрозу. При повреждении корней растение выделяет «коктейль» из ядовитых веществ, включающий метансульфоновую, молочную, пировиноградную кислоты и разные соединения серы. Нередко это приводит к отравлению скота на пастбищах. Еще одним удивительным свойством, которое и дало растению название, стала его способность сворачивать листья в ответ на прикосновения. Механизм этого действия ученым известен. У основания черешков расположены водные мембраны, а сенсорные участки на листочках реагируют на давление. При прикосновении вода устремляется к месту контакта, и под этой тяжестью листья сворачиваются и опускаются вниз.

Недавно австралийские ученые обнаружили, что мимоза стыдливая способна самообучаться. Согласно результатам исследования, опубликованного в журнале Oecologia, мимоза «запоминает» особенности каждого контакта, и, если он не представляет угрозы, тратить энергию на сворачивание листьев не станет. Такое поведение свойственно животным: при помощи нервной системы они не только получают информацию, но и могут ее в дальнейшем использовать. Поведенческая реакция растения с учетом накопленных им данных была описана впервые на этом примере.

Новое исследование провели специалисты Университета штата Нью-Йорк в Олбани. Они узнали, что мимоза стыдливая хорошо различает своего потенциального врага. В ходе экспериментов было установлено: в тех случаях, когда к ее корням прикасался человек, воздух наполнялся смесью сероводорода и других веществ, при этом контакт с металлом, стеклом и другими предметами механизма выработки «химической защиты» не запускал.

В результате биологи нашли еще одно концептуальное отличие мимозы стыдливой от прочих представителей фауны: если большинство растений, использующих для своей защиты яд, выделяют его из своей надземной части, то объект их изучения делает это с помощью своих корней, на которых расположены крохотные узелки. Более того: они не только производят яд, но и анализируют химический состав окружающей среды, «принимая решение» о потенциальной опасности.

Разум растений

Удивительно, но ещё в 1970 году, 46 лет назад в центральной газете страны «Правда» с её миллионными тиражами, была опубликована статья «Что рассказывают нам листья», опровергающая официальный взгляд на биологию растений…

Ниже приводится другая статья на ту же тему, опубликованная в журнале «Знание-Сила» в 1972 г. за авторством Венимамина Ноевича Пушкина.

Автор был одним из немногих, кто решил ступить на минное поле новой науки. И чуть было не подорвался: после получения совершенно сенсационных результатов началась травля ученого ортодоксальными советскими философами на страницах журнала «Вопросы философии», ученого хотели лишить всех званий и заслуг, изгнать из науки, и только заступничество крупнейших советских ученых, среди которых был академик Раушенбах, который принимал участие в документировании феномена экстрасенсорных способностей Нинель Кулагиной, спасло репутацию ученого.

Вот что писал по этому поводу в своем сборнике «Трава» советский писатель Владимир Солоухин. Он был ошарашен не меньше, чем самим фактом наличия интеллекта у растений, отсутствием реакции человеческого интеллекта на столь феноменальный, фундаментальный факт:

Но ведь написано же черным по белому в газете, расходящейся тиражом в несколько миллионов экземпляров, а никто не звонил друг другу в возбуждении, никто не кричал в телефонную трубку захлебывающимся голосом:

— Слышали?! Растения чувствуют, растениям больно, растения кричат, растения все запоминают!

Цветок, отзовись!

Начать мне, пожалуй, лучше всего, с одной детективной истории. Ее поведал миру американский криминалист Бакстер. Был убийца и была жертва. Был факт смерти. И даже свидетели преступления были. К счастью, в убийстве этом в качестве жертвы не фигурировал человек. Убийца лишал жизни… креветку. Рассказанная Бакстером история содержала описание модели преступления, а не само преступление. Но от этого она не стала менее интересной.

Бакстер по роду своих прямых профессиональных занятий проводил опыты с так называемым детектором лжи. Читатели, вероятно, много слышали об этом психологическом способе раскрытия преступлений. Подробно описывать его нецелесообразно. Это система тонких электронных приборов, с помощью которых можно регистрировать эмоциональные процессы, происходящие с человеком. Если подозреваемый в преступлении, когда ему показывают какой-нибудь предмет, имеющий отношение к преступлению, обнаруживает волнение, вероятность его вины повышается.

Однажды Бакстеру пришла в голову в высшей степени необычная мысль: поставить датчики на лист комнатного растения. Ему захотелось выяснить, не возникнет ли в растении электрическая реакция в момент, когда рядом будет умирать живое существо.

Эксперимент был организован так. Живую креветку клали на дощечку, закрепленную над сосудом с кипящей водой. Дощечка эта перевёртывалась в минуту, не известную даже самому экспериментатору. Для этого применили датчик случайных чисел. Автомат срабатывал – креветка падала в кипящую воду и погибала. На ленте детектора лжи появлялась отметка. На этой ленте записывал электрическое состояние листа растения. Опыты зарегистрировали: лист цветка в момент смерти креветки изменил ход электрических процессов.

…Нас, людей бурного событиями XX века, не мало чем удивишь: слишком много нового неожиданного приходит к нам со страниц газет и журналов. И все-таки мало кто совсем уж равнодушно отнесется к результатам Бакстера. Растения – свидетели преступления! Это воспринимается как какая-то грандиозная сенсация. В виде именно такой сенсации (в которую трудно поверить, но о которой очень инресно читать) факт этот обошел газеты журналы многих стран. И в этом шуме большой сенсации лишь узкий круг специалистов припомнил, что подобные опыты уже были проведены и что именно те, давние эксперименты имеют фундаментальное значение для целого комплекса современных наук.

…Исследования великого индийского ученого Дж.Ч.Босса , работы советских исследователей профессора И.И.Гунара и В.Г.Карманова установили: растения имеют свои органы чувств, они способны воспринимать, перерабатывать и хранить информацию о внешнем мире. Огромное значение этих замечательных исследований для различных отраслей знай в полной мере мы оценим только в будущем. «Психика» (в совершенно особом, еще точно не обозначенном смысле этого слова), оказывается, есть в живых клетках, лишённых нервной системы. Можно ли в это поверить?

…Многие века исследователи считали, что растениям психика не нужна: у них же нет тех органов движения, которые есть у животных даже на ранней ступени их развития. А раз нет органов движения, значит нет и поведения: ведь именно для управления им и нужны психические процессы. Именно в клетках этой нервной системы, в нейронах, происходят такие процессы, как восприятие, память и все то, что принято называть идущими из глубокой древности терминами «психика», «психическая деятельность». Правда, давно были известны ответы растений на воздействия внешнего мира. Росянка, например, откликается на прикосновение насекомых, она ловит их с помощью специальных двигательных приспособлений.

Некоторые растения открывают свои цветы под лучами света. Все это очень похоже на простые рефлексы животных в ответ на внешнее раздражение. Похоже… но…

И вдруг оказывается: растения способны различать довольно сложные предметы внешнего мира. И не только различать, но и реагировать на них изменением электрических потенциалов. Причем по форме и характеру эти электрические явления близки процессам, происходящим в коже человека, когда он переживает психологическое событие.

С точки зрения этих поистине ошеломляющих научных данных, становятся вполне понятными результаты американского криминалиста Бакстера. Если судить по публикациям, его попытка была достаточно удачной. Можно предположить, что цветы и деревья запечатлевают на своем языке преступника, фиксируют его, запоминают страдания жертвы.
Цветок сочувствует

Но как бы ни был интересен этот факт в плане острых человеческих отношений, исследования информационных процессов в растениях интересуют ученых совсем с другой точки зрения. Тут возникает вопрос огромной теоретической важности – какое значение могут иметь эти результаты для науки о внутреннем мире человека?

Но прежде всего мне хотелось бы рассказать о тех исследованиях по психологии растений, участником которых был я сам. Начал эти поисковые эксперименты сотрудник нашей лаборатории В.М.Фетисов. Это он познакомил меня с публикациями об эффекте Бакстера. Он же принес из дому цветок, обыкновенную герань, и начал с ней опыты. На взгляд коллег из соседних лабораторий, опыты наши представлялись более чем странными. Действительно, для экспериментов с цветами был использован энцефалограф. Он применяется обычно для изучения электрических явлений в клетках человеческого мозга. С помощью этого же прибора можно записывать электрическую реакцию кожи, она получила название «кожно-гальванический рефлекс» (КГР). Она возникает у человека и момент волнения, при решении мыслительных задач, психологическом напряжении.

Для того чтобы с помощью энцефалографа записать КГР человека, достаточно, например, поставить два электрода: один на ладонь, другой – на тыльную сторону кисти. В энцефалограф вмонтирован чернильнопишущий прибор, перо его пишет на ленте прямую линию. Когда в момент психологического события возникает разность электрических потенциалов между электродами, перо прибора начинает двигаться вверх и вниз. Прямая линия на ленте сменяется волнами. Это и есть кожно-гальванический рефлекс человека.

В экспериментах с растениями электроды прибора мы установили так же, как и в опытах с человеком. Только вместо кисти человеческой руки использовали поверхности листа. Кто знает, какова была бы судьба психолого-ботанических экспериментов, если бы в нашей лаборатории не появился аспирант из Болгарии Георгий Ангушев. Он учился в аспирантуре Московского государственного педагогического института имени В.И.Ленина. Сейчас, когда Г.Ангушев блестяще защитил кандидатскую диссертацию по психологии, и уехал на родину, все сотрудники лаборатории вспоминают о нем, как о талантливом исследователе и хорошем, обаятельном человеке.

Георгий Ангушев обладал массой достоинств. Но было у него одно, особенно для нас важное, – он был хорошим гипнотизером. Нам казалось, что загипнотизированный человек окажется способным более прямо и непосредственно воздействовать на растение. Из всего круга людей, которых гипнотизировал Георгий Ангушев, мы выбрали тех, кто лучше всего поддавался гипнозу. Но и с этим более чем ограниченным кругом испытуемых пришлось поработать довольно долго, прежде чем были получены первые обнадеживающие результаты.

Но прежде всего – почему было целесообразно использовать гипноз? Если растение вообще способно откликаться на психологические состояния человека, то вернее всего оно отзовется на сильное эмоциональное переживание. А страх, радость, печаль? Как получить их по заказу? Под гипнозом наши трудности можно было бы устранить. Хороший гипнотизер способен пробудить в усыпленном им человеке самые различные и притом довольно сильные переживания. Гипнотизер способен как бы включать эмоциональную сферу человека. Именно это и требовалось для наших экспериментов.

Итак, действующее лицо опытов – студентка Таня. Ее сажали в удобном кресле сантиметрах в восьмидесяти от цветка. На цветок этот ставились электроды. В.М.Фетисов «писал» на энцефалографе. Наша испытуемая отличалась необычайно живым темпераментом и непосредственной эмоциональностью. Быть может, именно эта открытая эмоциональность, способность к быстро возникающим и достаточно сильным чувствам и обеспечила успех экспериментов.

Итак, первая серия опытов. Испытуемой внушалось, что она очень красива. На лице Тани появляется радостная улыбка. Всем своим существом показывает она, что внимание окружающих действительно ее радует. В самый разгар этих приятных переживаний была зарегистрирована первая реакция цветка: перо начертило на ленте волнистую линию.

Сразу же за этим экспериментом гипнотизер сказал, что внезапно налетел сильный холодный ветер, что вокруг стало вдруг очень холодно и неуютно. Мимика Тани резко изменилась. Лицо стало грустным-грустным. Она начала дрожать, как человек, вдруг оказавшийся на морозе в легкой летней одежде. Цветок не замедлил отреагировать изменением линии и на это тоже.

После этих двух успешных опытов был сделан перерыв, лента прибора продолжала двигаться, а перо продолжало записывать прямую линию цветка. На протяжении всего пятнадцатиминутного перерыва, пока испытуемая была спокойна и весела, цветок не обнаруживал никакого «беспокойства». Линия оставалась прямой.

После перерыва гипнотизер начал снова с холодного ветра. К холодному ветру он прибавил еще какого-то злого человека… он приближается к нашей испытуемой. Внушение подействовало быстро – наша Татьяна забеспокоилась. Цветок сразу же отреагировал: вместо прямой линии из-под пера прибора появилась характерная для кожно-гальванической реакции волна. И тут же Георгий Ангушев сразу перешел на чувства приятные. Он стал внушать, что холодный ветер прекратился, что вышло солнце, что вокруг тепло и приятно. А вместо злого человека к Татьяне приближается веселый маленький мальчик. Мимика испытуемой снопа изменилась. Цветок снова дал свою волну КГР.

…А дальше? Дальше мы получали электрическую реакцию цветка столько раз, сколько хотели. По нашему сигналу в совершенно случайном и произвольном порядке Ангушев внушал своей испытуемой то положительные, то отрицательные чувства. Другой испытуемый цветок неизменно выдавал «нужную» нам реакцию.

Критическое предположение о том, что эта связь между чувствами человека и реакцией цветка на самом деле не существует, что реакция растений вызвана случайными воздействиями, было отклонено специальной проверкой. В перерывах между экспериментами мы в разное время включали на цветке энцефалограф с электродами. Энцефалограф работал часами и не обнаруживал реакции, зарегистрированной в опытах. Кроме того, электроды других каналов энцефалографа развешивались здесь же, в лаборатории. Ведь где-то поблизости могли быть электрические помехи, и полны на ленте нашего прибора могли быть результатом этого чисто электрического воздействия.

Мы повторили наши эксперименты многократно и все с теми же результатами. Был сделан опыт и с детекцией лжи, широко применяемой в зарубежной криминалистике. Опыт этот был организован так. Татьяне предлагалось задумать какое-нибудь число от одного до десяти. Гипнотизер договаривался с ней о том, что она будет тщательно скрывать задуманное число. После этого ей стали перечислять числа от одного до десяти. Название каждого числа она встречала решительным «Нет!». Угадать, какое число она задумала, было трудно… Цветок дал реакцию на число «5″ – то самое, которое задумала Таня.
«…Полная отрешенность от шаблонов»

Итак, цветок и человек. Быть может, это звучит парадоксально, но реакции клеток цветка должны помочь пониманию работы клеток человеческого мозга. Закономерности процессов мозга, лежащие в основе психики человека, еще далеки от полного своего раскрытия. Вот и приходится искать новые методы исследования. Необычность «цветочных» методов не должна ни смущать, ни останавливать исследователя; а вдруг с помощью таких методов удастся сделать хотя бы маленький шаг в раскрытии тайн мозга.

Здесь вспоминается одно, к сожалению, мало известное широкому кругу читателей письмо Ивана Петровича Павлова. Письмо это было написано еще в марте 1914 года по случаю открытия Московского института психологии. Адресовано оно основателю института, известному русскому психологу, профессору Московского университета Г.И.Челпанову. Вот этот замечательный документ.

«После славных побед науки над мертвым миром пришел черед разработки и живого мира, а в нем и венца земной природы – деятельности мозга. Задача на этом последнем пункте так невыразимо велика и сложна, что требуются все ресурсы мысли: абсолютная свобода, полная отрешенность от шаблонов, какое только возможно разнообразие точек зрения и способов действия и т.д., чтобы обеспечить успех. Все работники мысли, с какой бы стороны они ни подходили к предмету, все увидят нечто на свою долю, а доли всех рано или поздно сложатся в разрешение величайшей задачи человеческой мысли…»

И дальше следуют знаменательные слова, обращенные к психологу слова, показывающие подлинное отношение великого физиолога к психологической науке: «Вот почему я, исключающий в своей лабораторной работе над мозгом малейшее упоминание о субъективных состояниях, от души приветствую Ваш Психологический институт и Вас, как его творца и создателя, и горячо желаю Вам полного успеха».

Нетрудно увидеть, насколько современно звучит это письмо, написанное более столетия назад. Призыв великого ученого к поискам новых методов путей в раскрытии тайн мозга, в решении «величайшей задачи человеческой мысли» особенно актуален именно сейчас, когда осуществляется комплексный подход представителей разных отраслей науки к работе мозга, этого, по выражению И.П.Павлова, венца земной природы. Опыт развития естествознания, в особенности физики, показал, что не следует бояться новых открытий, какими бы парадоксальными ни казались открытия эти на первый взгляд.
О чем рассказали цветы…

А теперь выводы. Вывод первый: живая растительная клетка (клетка цветка) реагирует на процессы, происходящие и нервной системе (эмоциональное состояние человека). Значит, существует некая общность процессов, которые происходят в клетках растительных и в клетках нервных.

Здесь целесообразно вспомнить, что в каждой живой клетке, в том числе клетках цветка, осуществляются сложнейшие информационные процессы. Например, рибонуклеиновая кислота (РНК) считывает информацию со специальной генетической записи и передает эту информацию для синтеза белковых молекул. Современные исследования по цитологии и генетике свидетельствуют о том, что каждая живая клетка обладает весьма сложной информационной службой.

Что может означать реакция цветка на эмоциональное состояние человека? Может быть, между двумя информационными службами – растительной клетки и нервной системы – существует определенная связь? Язык растительной клетки родствен языку клетки нервной. И в экспериментах с гипнозом эти совершенно различные группы клеток общались между собой на этом одном языке. Они, эти разные живые клетки, оказались способными как бы «понимать» друг друга.

Но ведь животные, как это принято сейчас считать, возникли позднее растений, и нервные клетки – более поздние образования, чем растительные? Отсюда можно сделать вывод о том, что информационная служба поведения животных возникла из информационной службы растительной клетки.

Можно представить себе, что в растительной клетке, в клетке нашего цветка, в недифференцированном, сжатом виде происходят процессы, родственные психическим. Именно об этом свидетельствуют результаты Дж.Ч.Босса, И.И.Гунара и других. Когда в процессе развития живого появились существа, обладающие органами движения, способные самостоятельно добывать себе пищу, понадобилась другая информационная служба. У нее была иная задача – строить более сложные модели предметов внешнего мира.

Таким образом, оказывается, что психика человека, какой бы сложной она ни была, наше восприятие, мышление, память – все это лишь специализация той информационной службы, которая имеет место уже на уровне растительной клетки. Этот вывод очень важен. Он позволяет подойти к анализу проблемы происхождения нервной системы.

И еще одно размышление. Любая информация имеет материальную форму существования. Так, роман или поэма, со всеми героями и их переживаниями, не могут быть восприняты читателями, если не будет листов бумаги с типографскими значками. Какова же информационная материя психических процессов, например, человеческой мысли?

На разных стадиях развития науки разные ученые дают различные ответы на этот вопрос. Одни исследователи в качестве основы психики рассматривают работу нервной клетки как элемента вычислительной кибернетической машины. Такой элемент может быть или включен, или выключен. С помощью этого двоичного языка включенных и выключенных элементов-клеток мозг, по мнению некоторых ученых, способен осуществлять кодирование внешнего мира.

Анализ работы мозга показывает, однако, что с помощью теории двоичного кода нельзя объяснить всю сложность процессов, разыгрывающихся в коре больших полушарий. Известно, что одни клетки коры отражают свет, другие – звук и прочее. Поэтому клетка мозговой коры способна не только возбуждаться или тормозиться, но и копировать разные свойства предметов окружающего мира. Ну а химические молекулы нервной клетки? Молекулы эти могут находиться как в живом существе, так и в существе умершем. Что же касается психических явлений, то они – свойство только живых нервных клеток.

Все это приводит к идее тонких биофизических процессов, которые осуществляются во внутриклеточных молекулах. Видимо, именно с их помощью происходит психологическое кодирование. Разумеется, положение об информационной биофизике пока можно рассматривать как гипотезу, к тому же гипотезу, которую не так-то легко будет доказать. Заметим, однако, что психолого-ботанические эксперименты ей не противоречат.

Действительно, раздражителем для цветка в описанных экспериментах может быть некая биофизическая структура. Выброс ее за пределы человеческого организма происходит в тот момент, когда человек испытывает острое эмоциональное состояние. Эта биофизическая структура несет информацию о человеке. Ну а дальше… рисунок электрических явлений в цветке похож на рисунок электрических явлений в коже человека.

Еще и еще раз подчеркиваю: все это – пока лишь область гипотез. Одно несомненно: исследования контакта растений с человеком могут пролить свет на некоторые принципиальные проблемы современной психологии. Цветы, деревья, листья, к которым мы так привыкли, будут способствовать решению той величайшей задачи человеческой мысли, о которой писал И. П. Павлов.

В.Н.Пушкин, «Знание-сила», N.11, 1972 г.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх